Могут ли родители любить всех своих детей одинаково или неравные дольки сердца

Я несколько раз замечал одинаковую картину: у соседнего подъезда мама, женщина средних лет, провожает в школу двух близнецов – мальчиков лет десяти. Пацаны реально выглядят одинаково. Прически, рост, ботиночки. Даже куртки аналогичные полностью. Только одного из них женщина целует страстно, с искренней любовью, улыбается ему, что-то шепчет на ушко.

А вот другой – такого же внешне – провожает иначе. Холодный взгляд, вялый измученный поцелуй, больше похожий на едва заметный прикосновение губ. Напутствие типа «Учись хорошо!» Говорятся ему свысока, а не шепчутся нежно в розовое ушко, как первому ребенку. Со стороны разница в отношении матери к двум своим детям выглядит потрясающе, хотя последние внешне вроде штампованные!

Наверное, почти каждому человеку, мужчине или женщине,когда помнят отрывки из своего детства, становится горько и обидно, когда они вспоминают, как все лучше покупалось брату или сестре. Каждому ребенку, если он рос не один, а имели братьев и сестер, знакомо чувство досады на родителей, на жизнь, если они чувствовали, что ее так любят, как брата или сестру.

Детское сердце в таких случаях кричит: «А чем я хуже ?!» И оказывается – ничем, а порой даже лучше! Просто тебя любят меньше, чем других своих детей. Так легли звезды на небе. Так сложились характеры.

Итак, есть три ребенка в семье и (например): Тамара – старшая. Средний – Тимофей. Младший – Сережа.

Тамара, которая играет роль «гадкого утенка», остро чувствует свою неполноценность. Она родилась «по залету». Заострим: когда презерватив порвался, и вышла она – Тамара. Папа сделал предложение маме, и, конечно, согласилась. Стали жить вместе, притерлись папа с мамой. Притерлись конце концов основательно, и не раз, от чего и вышел Тимофей, а затем самый остроумный и забавный меньше – Сергей. Сережу мама и папа любят особенно! Его лелеют. С ним играют. Разговаривают. Ему покупают лучшие игрушки, комфортный и модную одежду.

Тамара слышит всем сердцем, что даже к среднему по возрасту брата – Тимофея – родители относятся теплее, чем к ней. Тамара думает: «Я – гадкий утенок, и трансформироваться в прекрасного лебедя у меня шансов не больше, чем у сборной России по футболу выиграть чемпионат мира. Обскубатоы меня – это пожалуйста! Это все и так делают и будут продолжать делать с удовольствием. А вот полюбить, приласкать никто меня не хочет, кроме, разве что, полуглухой бабушки. И бабушка путает все. Старая она. Зовет меня иногда Танюшей. А я – Тамара. И любовь бабки какая-то старая, сухая. Итак, я – Тамара, изгой в семье, нелюбимиця, порванный презерватив, как в анекдоте про индейцев. Злость от такого отношения кипит во мне ».

А злость ведет к жесткости, и Тамара развивает свою мысль: «Зато я научилась с ненавистью драться. Бить лица более красивых соплежуив и маменькиных сынков в кровь. Я научилась из рогатки убивать с первого выстрела воробья. Придет время, и мои братцы, Тимофей и Сережа, толкаясь задами, в разноцветных передниках и слюнявчики, приползут ко мне на коленях защиты от жестокости улице. И, возможно, я их прощу ».

Так ломается психика нелюбимого ребенка. Поэтому некоторые педагоги советуют родителям стараться никому не показывать явного преимущества в отношении детей. Даже неявный намек – что старший, например, меньше любят, чем моложе – уже недопустим. Ведь что ни говори, а Шерлок Холмс с детей так и прут: Мальцы мгновенно «просекает» фальшь в чувствах. Думаю, следует держать планку любви над головами своих потомков ровно, подобно строителю, что использует прибор под названием «уровень» (именно благодаря ему мебель стоит красиво и ровно, а полки висят строго параллельно полу).

Хотите, чтобы отношения в семье были равны, относительно спокойные – не оказывайте никому из детей предпочтения. Уровень любви может качаться, играть, как котировки акций на бирже в виде скачущих графиков, но он должен непременно возвращаться в классическое, ровное положение. Пусть родителям придется где слегка лукавить – это стоит того, чтобы не ломать психику нелюбимой детворы. Проясним термин «нелюбимый» в этой статье; имеется в виду ребенок, которого родители любят значительно меньше, чем другого ребенка.

Но как держать уровень любви примерно на одной планке? Ведь отец / мать – тоже человек, со своим складом характера. Меланхолик, сангвиник, холерик, флегматик. Технарь тянется к ребенку, который хорошо складывает конструктор и пазлы. Творческий отец тянется больше к малому, что мыслит образно, любит рисовать, выступать на импровизированной сцене. В конце концов, давайте доверимся не просто психологии, но и ауре. А че? Так, аура – вещь до конца не доказана. Но если нам бывает неприятно общаться с одним человеком, а с другой хочется быть рядом – это значит, скорее всего, что аура у второй более дружественная и соответствующая вашей.

А вот слова одной воспитательницы Олеси: «Я – в ужасе!» Она чувствует себя с собственной дочерью 14-ти лет дискомфортно, нервозно, да и просто – неприятно. А вот с подругой дочери – девочкой из чужой неполной семьи, причем неблагополучной – комфортнее и приятнее, чем со своей кровинкой! Хотя и «Грех это!», Но Олеся говорит: «Как хорошо было бы поменяться дочерьми!». Спрашиваю: «А как же кровное родство?» Она кривит губы: «кровное родство не оказывает меня счастливым человеком!» Вот так довод! И парировать нечем! Она свою дочь любит меньше, чем постороннего ребенка.

Напомню, если даже и удастся притвориться, что любишь всех детей одинаково, и вести себя соответственно, то во взгляде, в прикосновении, в словах, в звучании голоса дети почувствуют обман. Их, детишек, на мякине не проведешь! С другой стороны, вымученная улыбка малолюбимий ребенку и фальшивый поцелуй напрягают и родителей. Рано или поздно контроль над собой автоматически утрачивается, и ребенок видит истинное к себе отношение самых святых, в общем-то, для него людей.

Что же делать?

Пути решения

1. Талантливо притворяться, что всех детей любишь одинаково.

2. Честно сказать ребенку, что он менее любимая, чем моложе, например. Но тогда ждите образы, мести старшего к младшему, развитие флюидов ненависти в семье.

3. Заставлять себя «долюблюваты» недолюбленного, чтобы держать равновесие весов в семье. Пусть и с трудом, но все же дарить кусочек себя обделенной в плане внимания и тепла ребенку. Эта политика называется семейной дипломатией. Наиболее предпочтительна, мне так кажется.

4. Стать чайлдфри. Без детей по жизни.

5. Тройное предохранения. Заниматься любовью обоим партнерам в водолазных костюмах. В зеленых, толстых. Тогда не произойдет слияние сперматозоида и яйцеклетки, а значит не будет и детей.
Контрацепция во главе угла! НЕ чайлдфри как образ жизни, но защита и еще раз защита! Правда, в водолазных костюмах сложно разглядеть прелести друг друга, но это поправимо. В эпоху видео снять упомянутую красоту на пленку – не проблема. Главное, не допустить физического контакта. Впрочем, это уже технические детали.
По материалам mamochka.kz

ovskua
Комментариев нет
Категории:
Обо всем
Комментарии
Пока нет ни одного отзыва.
Написать комментарий
Ваш комментарий
Имя
Email

Все результаты поиска